Previous Entry Share Next Entry
Исповедь международного финансового авторитета: игра в секс-бисер на минном поле
bookat
mirrorshelter
Оригинал взят у leo_mosk в Исповедь международного финансового авторитета: игра в секс-бисер на минном поле
Бесприданницу Ларису в роли символа России сменила интер-женщина – переходящий приз ино-агентов
«Третье яблоко Ньютона» – второй роман Елены Котовой(М.: Астрель, 2012. – 350 с., тир. 3500 экз.). «Она – признанный авторитет в международных финансовых кругах России, Европы и США». Так указано на обложке не без наводки, откуда ноги растут: «известный писатель и публицист, экономист-международник, кандидат экономических наук, постоянный автор журнала «Огонек», «СНОБ», «Русский пионер».
Странно, что просто «кандидат», не PhD и не профессор. Впрочем, тут важен отечественный контекст, раз уж маятник качнулся обратно. Для особо тупых в тексте есть ссылка на «Околонуля».
Сюжет прост и он обозначен с самого начала. Страсти вокруг главной героини начинаются из-за претензий российской стороны на участие в руководстве некоего крупнейшего международного Инвестбанка со штаб-квартирой в Лондоне. Его прототип очевиден – ЕБРР, в котором работала Е.Котова.
Как и в ключевых романах другой талантливой новорусской международницы, доктора Татьяны Соломатиной, в новой книге Котовой прослеживается alter ego автора в главной героине повествования, Варвары Васильевны, главе русского офиса Инвестбанка.
В любом случае, тот кто писал роман, до деталей разбирается в хитросплетениях сложившейся наднациональной мировой системы. Для чистоты картины кто-то из героев должен повторять заклинание «Я не верю в теорию заговоров», а другой, попроще, выводить корни своих неудач на теневое мировое правительство и засевших в нем жидов. Как же его нет, если все заодно?
Короче, «во всем виноват Госдеп», – так было сказано в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли.
В развитии событий участвуют ЦРУ и ФБР США, британская Ми-6 (Intelligence serves), внешняя разведка Германии БНД (Bundesnachrichtendienst). Когда наконец развитие лондонского сюжета заставляет ФСБ с высот Лубянки обратить на него свое недостойное мелочей внимание, товарищи мгновенно докумекали, что «америкосы взяли ее в разработку еще весной, когда она в Госдеп ездила. Посольские недоумки это, понятно, прощелкали. Гонзалес, агент ЦРУ в банке, поставили задачу, та наняла Шуберта. И понеслась коза по кочкам». В ФСБ понимают, что Лондон, их полиция – импотенты. «Но каким образом американцы сумели инициативу перехватить? Значит, Лондон опять будет распускать слухи, что в Инвестбанке обосновалась американская агентура. А может, американцы и сами такой слух пустят, но от имени Лондона. Обыватели этого, конечно, не поймут, не тема для газет, но на уровне политиков все будет ясно. Англичанам тогда кранты, их европейцы за можай загонят. Как так, мы вам банк доверили, который должен на Евросоюз работать, а вы там филиал ЦРУ развели. Какая, к черту, единая Европа! Брюсселю только кажется, что Евросоюз банком рулит, а президент банка просто пешка, американцы всем заправляют, а англичане, как всегда, попустительствуют им как проститутки. Лондон будет отплевываться и опять все спустится на тормозах».
В итоге чекистской дедукции следует простое задание: заблокировать в Торонто главного свидетеля, пока до него не добежали другие разведки, потому что сев в английскую тюрьму, он расскажет, что Варвара и ее бой-френд из БНД Рольф тоннель из Лондона в Бомбей рыли, работая на три разведки.
До свидетеля добежали все и тот со страху чудесным образом повесился. Далее к удовлетворению Лубянки конкуренты по назойливо-невидимому фронту ломают голову, действительно ли случилось самоубийство, а то как бы убийство на них не повесили. Получился сюжет о методах гебухи из описаний диссидента Григория Свирского.
Опять же для чистоты непредвзятого изложения товарищ в ФСБ вспоминает, как двадцать лет назад та же красотка Варя переполошила контору, остановившись у свежеочищенного от железного Феликса газончика. Пришлось перекрывать движение. Оказалось, у нее спустило колесо и девушка в сексуально просвечивающем платье из марли вознамерилась его сама поменять на исторически горячем месте.
Что-то подобное происходит весь роман. В каждом действии вроде ничего особенного, но его место или время, зачастую само имя его действуют, живут собственной жизнью. Слова обретают двойные смыслы. Взаимодействие персонажей приносит сексуальное удовлетворение сильнее технически простого секса. Роман Котовой – прежде всего высоко качественный детектив, созданный одновременно на новом уровне гуманитарных технологий творчества и современном международном материале текущих событий.
Некоторые художественные изыски романа вполне самодостаточны. Например, описание растерянной русской «кошелки» в офисе британского адвоката. Поучительные пересказы перекрестного допроса в форме беседы. Отражение типичных реакций на естественные международные претензии России «захапать должность» в Инвестбанке со стороны «мелких и убогих стран», протест «внезапно народившихся демократий» Прибалтики – на фоне демонстративной публичной поддержки США, организовавших дискриминацию России. Или, например, описания города чудес в стране чудес Москвы и имперского города Санкт-Петербурга. «Почему в обоих городах, а скорее всего во всей стране эти неукротимые страсти, неудержимые эмоции, почему даже неглупые люди попирают тут устои и сходят с ума. Зазеркалье...» – элитарный британский адвокат, 400 фунтов в час, не может понять сам себя в этой стране.
Адвокат строил защиту Варвары столь же беспроигрышно, как его спившийся советский собрат в романе Рыбакова «Тяжелый песок», муторно копаясь в финансовых документах. Недовольный собою, лощеный британец начинает мыслить по-русски и поддается бабьим слезам, кои впервые видит: какая мизансцена! Парочка приходит к тому, что у них не будет «end», будет просто «happy». Их отношения – «игра в бисер на минном поле» – напоминает танец с неимоверным числом па-подтекстов и бесконечностью их интерпретаций. «Игра в бисер на минном поле, согласитесь, несравнимо прелестнее, чем борьба нанайских мальчиков под одеялом» – предлагает автор читателю для убедительности.
В результате защита выстраивается на том, что доказательства вины добыты незаконно, то есть не по сути дела, а процессуально. Поскольку речь идет о серой зоне банковского расследования, адвокату Вари приходится создавать прецедент. Он становится рекордсменом по числу созданных прецедентов и на какое-то время – героем прессы. Попутно читатель узнает, как тяжеловесно и управляемо устроена судебная система Британии.
Совершенно неожиданно, но весьма органично встроены в книгу авторские свободные до фривольности комментарии. По ним можно изучать устройство мировых наднациональных институтов.
Вот для примера, что такое GAO – General Accounting Office, переименованный в 2004 году в Government Accountability Office – служба оценки эффективности публичных расходов и следственный орган Конгресса США. Его конституционная роль теоретически та же, что у Счетной палаты России, – повышать подотчетность правительства на благо народа. В 1997 году ГАО разбирался в судьбе одного займа, выданного России Всемирным банком. Его выдавали для поддержки приватизации, но так долго, что приватизация закончилась, а 48 млн долл. остались. На основании письма премьера Черномырдина менеджмент банка перенаправил деньги на развитие фондового рынка России. Через полгода ГАО недоумевал, почему были нарушены процедуры Всемирного банка, следов поддержки фондового рынка не обнаружено, а средства осели в компании «Паллада», которой владеют американские граждане Шляйфер и Хей, ранее присланные в Россию на деньги USAID именно для поддержки приватизации.
Страшно подумать, что бы могли натворить деньги USAID Госдепа, т.е. американских налогоплательщиков, в «развивающихся странах», если б их не разворовывали сами американцы подобно тому, как Ясир Арафат осваивал деньги на терроризм против Израиля. Нам до такого уровня еще долго развиваться, что не мешает президенту Инвестбанка жаловаться на трудности работы в коррумпированной России. На самом деле легко с помощью насаждаемой Западом коррупции.
Пусковым моментом, триггером в американской терминологии, служит расследование Отдела внутреннего контроля Инвестбанка (Department compliance) по заказу американского агента в Инвестбанке – жертве пластической хирургии юристу-неудачнице Гонзалес. Расследование поручено Шуберту. Достаточно по Google посмотреть имена людей, которыми крутил он в роли следователя ФБР, чтобы осознать масштаб «Операции «Барбара».
И в ЦРУ и в ФБР понимали, что на Варвару ничего нет, но дело ее надо двигать – «обеспечить динамику операции «Барбара». Очаровательно описание разборок, кто из них козел, прошедших в управлении уголовных расследований криминально-следственного управления ФБР. Оказалось, идею спустили из Госдепа, а придумал ее и вовсе Белый дом, они только на бумажке все изложили. И тут же спустили в ФБР. Там проспали, инициатива перешла к британцам. ФБР дали оскорбительное указание арестовать Варвару, дальше ЦРУ разберется.
По ходу пьесы решение вопроса искали на уровне подброса наркотиков или курицы, якобы украденной в супермаркете. Однако беспечная Варвара даже не коснулась чужой машины, иначе отпечатки пальцев позволили бы раздуть грабеж.
Если честно, детектив немного отдает «Майором Прониными» в жанре: «если их – то шпион, а наш – разведчик». Однако неназойливо, потому что качество литературно-патриотических произведений значительно выросло. Точнее, у нас выросло. У американцев антироссийская идеологическая продукция осталась на уровне голливудчины «Второй в команде», «Война Чарли Уилсона». Поэтому и качество международных отношений упало ниже уровня талантливого для своего времени от гения пропаганды Геббельса «Триумфа воли» Рифеншталь, замешанного в американском варианте на англосаксонской подлянке «Большой игры».
Не очевидно, что роман Е.Котовой – прямая патриотическая заказуха. С другой стороны, столь талантливые вещи без политической защиты руководства страны съедаются агрессивным профессиональным сообществом вместе с мозгами автора. К тому же сейчас это самое профсообщество поражено вирусом американского (англосаксонского) антиэстетизма и готово сожрать даже такое эталонное во всех смыслах произведение, как фильм Джаника Файзиева «Август. Восьмого».
Е.Котова показала механизм огромной теневой работы, видимые результаты которой выражены в том, что Россия не получает постов управления даже в ею же созданных международных организациях. За свои же деньги получает фабрикованные антироссийские резолюции ПАСЕ и решения ЕСПЧ. Не получают «золота» российские олимпийцы Плющенко, Слуцкая, Немов. Пролетают мимо авиасалона русские истребители. Самопальная структура БДИПЧ дискредитирует выборы в России, работая в увязке с Европарламентом для отвлечения от выборов в США и не подчиняясь своей номинальной крыше ОБСЕ.
Из недр Думы мне известно, как Путин подарил первую порцию Стабфонда на выборы Буша-мл., а на избирательную кампанию проамериканского Саркози пошли деньги из российского гособоронзаказа через бессмысленную покупку «Мистралей». Вряд ли это существенная информация. Скорее мелкая рябь на поверхности. Но и ее донести до читателя бывает невозможно.
За всем этим стоит ручное управление мировой коррупционной машиной. Противостоять ей – вопрос выживания человечества, а не отдельно взятой страны, пусть даже крупнейшей в мире. Так что появление таких детективов, как «Третье яблоко Ньютона» Е.Котовой – не просто качественное чтиво, насыщенное содержательной информацией. Это хороший признак и пример использования талантов по назначению. В отличие от более проходных примеров вроде увлекательного мочилова Януковича по заказу валютной девушки по вызову Тимошенко во времена проамериканского Ющенко.
Непредвзятого читателя, далекого от политики, не оставляет ощущение идиотизма этого прекрасного нового мира. Еще в прошлом веке просвещенные умы человечества задавались вопросом, почему это самое человечество бросает свой интеллект на разработку средств уничтожения, но не созидания? Однако те работали в тиши «почтовых ящиков», по ресторанам-заграницам не шастали, стоили в общем дешево, потому что были счастливы самореализации и в прессе не светились. Новому веку – новый вопрос: почему лучшие умы высоких профессионалов за гигантские зарплаты и фантастические гонорары «работают» в элитных отелях мировых столиц, занимаясь при этом хрен знает чем, потому что они всего лишь винтики ужасающе неповоротливой и головотяпской машины геополитической конкуренции мира глобализации.
Пусть эти люди-винтики золотые, даже платиново-бриллиантовые, они всего лишь винтики, да и то с левой неметрической резьбой, не годные ни на что другое. Они не занимаются расследованиями с целью восстановления справедливости. Роль определена функциями машины: создание компромата на конкретных людей для устранения конкурентов с политической арены и освобождения от них КПП мировой казармы с целью торжества американской дедовщины.
Как верно заметил один из персонажей в своем вопросе перед тем, как повеситься: глобализация чего – коррупции?
Пусть меня обвинят в излишней фантазии, но роман «Третье яблоко Ньютона» закольцевал тему «Бесприданницы», где не знающую кому отдаться героиню разыгрывают между собой два купца, а неудачливый муж убивает ее со словами: «Так не доставайся же ты никому». Последние годы аллегория иногда звучит в Думе, депутаты видят в соблазненной «Бесприданнице» Россию. Год выхода романа Е.Котовой принес смену ощущений. Конечно, это сказка, в жизни нет ни таких адвокатов, ни таких подзащитных. То, что их любовная линия выписана на вершине мастерства, не меняет дела, в жизни это привело бы к крушению карьеры для обоих, коль стало известно, как они водку в номер заказывают бутылками.
Драматургия романа выстроена так же необычно. В нем очень много литературных ассоциаций, отсюда и «Третье яблоко Ньютона» из стихотворения Брюсова. Варвара привела его потому, что уверенность ее адвоката в победе основана на формулировке третьего закона Ньютона «действие порождает противодействие».
В последние годы мировой гегемон настолько озабочен этим законом Ньютона, что принялся особенно тщательно прятать следы своего действия. Мы еще не осмыслили, как это делало руководство КПСС перед распадом СССР, а про США уже все описано. Речь не о муторно-судьбоносном творчестве Фрэнсиса Фукуямы, а легком, как выжившее под гнетом ВТО крымское вино, романе Елены Котовой «Третье яблоко Ньютона». Варвара – не только ее alter ego, а страны в целом, опять юной России. Не впервой, чай, Куликовскую битву для нас уже расписали, Смутное время подытожили, Бородинскую панораму восстановили с домиком Кутузова, где совет в Филях был. Для нашей страны это вроде очередные роды. Опыт немалый.
Прочитав роман внимательно с карандашом в руках, чувствуешь духовное обогащение и моральное удовлетворение в одном флаконе, без условий, оговорок и послаблений. Роман воистину «мужской» в т.ч. и по поведению героини. Впрочем, это тоже веяние времени. Детали повествования дают понимание, что в отличие от резонансной фигуры того же Джулиана Асанжа со всеми разоблачениями WikiLeaks, Елена Котова – не подставная фигура и не чья-то креатура подобно выведенным в ее романе агентами и агентессам. Котова, как и ее Варвара, выглядит живым человеком и реальным автором, физически действующим персонажем на арене истории. Не случайно эпиграфом к роману идет закон Ньютона. В этом смысле она напоминает еще одну талантливую женщину-международницу, взламывающую стереотипы – Веронику Крашенинникову.
В этом смысле Е.Котова попала в неплохую компанию россиян, реализованных на международной арене и по каким-то немыслимым причинам не попавших под скромно-коррупционное обаяние англосаксонской либеральной глобализации. Почему эти «белые вороны» получили возможность покаркать, – другой вопрос. Но ситуация явно меняется, геополитика попала под «третий закон Ньютона». И мы узнали, что наша коррупция – детский лепет по сравнению с международной. Особенно впечатляет описание Котовой в сравнении с политическим применением думской комиссии по этике. Наши журналисты любят упиваться тем, что «у нас кто-то честно жить не хочет», напирая на «у нас». Действительность заставляет сравнивать и делить на два. а порой и на десять.
Кто знает, кому суждено стать триггером новой истории? Этот технический термин в контексте текущей международной ситуации может означать фигуру условного экономиста Елены Котовой, воплощенную в персонажах ее романов. Не лишне напомнить, что после революции в науке конца прошлого века гуманитарщина потеряла право на бездоказательную исключительность, став частью физики в общем смысле этого слова. Судя по трудам и статьям Е.Котовой, автор владеет мастерством логического вывода. А что касается эксперимента, то сама ее судьба и карьера стали примером чистого опыта, достойного описания. Что она и сделала в своих двух романах.
Мне не впервые среди нынешнего расцвета книгоиздательства попадаются сказки, логическую суть которых вполне можно было бы представить в форме качественной диссертации. Это такое же веяние времени, как захват женщинами мужских ролей и социальной позиции. Однако, думаю, пусть политизированный ВАК отдохнет, а то на трудах Котовой у него разрыв связок в одном месте случится от позыва подобострастия.

См. www.elenakotova.com


?

Log in